Кайф не в том, чтобы всё бросить и поступить в театралку

О том, какова разница между профессиональным и непрофессиональным театром, как творчески реализоваться, и почему российский театр пребывает в косности, НSM Journal узнал у Татьяны Прияткиной, режиссёра и создателя международного театрального центра «Лёгкие люди».

В чём состояла первоначальная цель создания проекта «Лёгкие люди»?

У нас было несколько целей. В первую очередь, мы хотели дать людям, не причастным к театральному искусству, представление о живом и современном театре. Во-вторых, нам хотелось сократить огромный разрыв между профессиональным и непрофессиональным театром в России. В любительском театре до сих пор пользуются популярностью сценографические приёмы, вышедшие из моды 20 лет назад, отчасти из-за того, что немногие высококвалифицированные профессионалы готовы работать с любителями; у нас же работают только люди сегодняшнего дня и настоящие мастера. Мы не художественная самодеятельность, и нам неинтересно участвовать в конкурсах любительских театров. Третьим важным аспектом в концепции «Лёгких людей» стало то, что мы начали заниматься театральным образованием вообще и реализовывать проект для менеджеров в сфере искусства «The Business of Art». Зимой же мы проводили курс повышения квалификации для хореографов и преподавателей из регионов совместно с АРБ им. Вагановой, а именно с преподавателями и куратором программы современного танца «Агриппина ЛАБ» Денисом Венедиктовым. Нам важно сотрудничать с профессионалами танца, потому что танцевальный мир менее косный, чем театральный, и нам есть, что у него перенять. Резюмируя, можно сказать, что у нас три основных цели – уменьшить разрыв между профессионалами и любителями, дать представление о современном театре и создать центр театрального образования.

_______________________________________________________________________________________________________

МЫ НЕ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, и нам неинтересно участвовать в конкурсах любительских театров

_______________________________________________________________________________________________________

Кто приходит к вам: люди какого возраста, социальной принадлежности, какой степени погружённости в театральную жизнь?

В основном к нам приходят люди, которые не знают ничего о профессиональном театре; есть те, кто не ходит в театр вообще. Но для нас это не является препятствием – мы даём людям нужные знания, и они развиваются. Возраст наших студентов самый разный: самым младшим – 8 лет, есть отдельные группы для подростков и взрослых, а сейчас мы набрали курс под названием «Golden Age», где занимаются бабушки вплоть до 90 лет. Поэтому нет ограничений ни в чём:  ни в возрасте, ни в финансовом положении – к нам может прийти вице-президент банка, а может – человек, который торгует крадеными телефонами.

В общем, принцип общедоступности образования. Но расскажите о Вашей студии – как я понимаю, туда уже попадают не все.

Студия – это пространство для тех, кто закончил театральную школу у нас или где-то еще. Для желающих туда попасть мы устраиваем просмотры, чтобы отобрать лучших. В студии студенты реализовывают самые разные творческие проекты: у нас был и кукольный, и драматический, и пластический спектакли, также мы ставили перфомансы. Но режиссурой в студии занимается все же профессиональный человек, за исключением режиссерского курса, где ребята получают возможность поставить спектакль сами, но под пристальным надзором куратора, который следит за грамотностью исполнения. Конечно, должно быть достаточно места для творческой реализации, но мы как приличное учебное заведение следим за качеством и профессионализмом.

_______________________________________________________________________________________________________

К НАМ МОЖЕТ ПРИЙТИ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ БАНКА, А МОЖЕТ – ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ТОРГУЕТ КРАДЕНЫМИ ТЕЛЕФОНАМИ

_______________________________________________________________________________________________________

Были ли у вас люди, которые не имели никакого отношения к театру, а после окончания вашей школы, поразмыслив над своей судьбой, пришли к тому, что занимаются творчеством профессионально или, скажем, поступают в ГАТИ?

На самом деле очень многие люди меняют свою судьбу, но, слава Богу, не все поступают в ГАТИ. Есть ребята, которые стали активно сниматься в кино, была студентка, которая оставила работу аудитором в крупной компании и стала заниматься организацией праздников, проведением игр, и очень довольна переменами в своей судьбе. Все сотрудники «Лёгких людей»– наши выпускники, и они напрямую связаны с театральной жизнью. Просто кайф же не в том, чтобы всё бросить и поступить в театралку. По-настоящему круто, когда человек, являясь в чём-то профессионалом, может применить своё мастерство для развития театра, на это мы и настраиваем наших студентов. Потому что если все бросятся получать актерское образование, картина будет печальной. Часто людям не хватает творческой реализации, ведь не у всех на основной, возможно очень нужной для общества работе, есть место творчеству. За этим к нам и приходят.

ЛЛ позиционирует себя как международный театральный центр. Как вы взаимодействуете на международной театральной арене?

У нас есть ряд международных проектов, прежде всего, в сфере арт-менеджмента. Например, совместно с самой большой культурной фабрикой Финляндии Korjaamo мы проводим трёхгодичный цикл встреч и семинаров для тех, кто занимается менеджментом в сфере искусства. Ещё мы организовываем летние театральные школы, когда мы вывозим за границу своих студентов. В этом году это будет Италия, Бергамо. Наши студенты будут заниматься с итальянскими преподавателями в гигантском креативном пространстве бывшей конфетной фабрики. Мы приглашаем иностранных мастеров и в Петербург – в октябре к нам приедет и будет давать мастер-классы номер один в танцевальном и кукольном театре Дуда Пайва. Международные проекты – важная часть работы нашего центра, потому что нельзя больше оставаться в футляре, прикрываясь Чеховым и Станиславским. Всё это здорово, но уже никому не интересно. Для того чтобы развиваться, нужен обмен опытом. К сожалению, актёры и режиссёры в России зачастую этого не понимают, рассуждая так: «У меня есть диплом, я уже всё умею». Чтобы сломать такой ход мыслей, нужно очень много работы.

_______________________________________________________________________________________________________

СТАНИСЛАВСКИЙ, НАПИСАВ СВОЮ СИСТЕМУ, В КОНЦЕ ЖИЗНИ СКАЗАЛ, ЧТО ЭТО ДЕРЬМО, И НАДО БЫ ЕЁ ПЕРЕРАБОТАТЬ

_______________________________________________________________________________________________________

В Европе театральные фестивали повсеместны, они есть почти в каждом городке; есть много любительских трупп, большинством из которых руководят 1-2 профессионала. Как Вы думаете, такой опыт возможен в России?

Да, я надеюсь, мы пойдём по этому пути. И, помимо этого, воспримем западную точку зрения по вопросу профессионализма: во Франции, если ты зарабатываешь деньги своим ремеслом, ты -профессионал; если же нет, то таковым тебя считать нельзя. Большинство моих однокурсников вообще не работают по специальности, а, значит, их нельзя причислить к касте профессионалов, хотя у них есть законченное специальное образование.

Вы можете назвать «Лёгких людей» делом Вашей жизни?

Лёгкие люди – замечательный проект и важная часть моей жизни, но, помимо этого, я должна развиваться профессионально. Я ставлю спектакли по приглашению в Америке, в России, у меня есть собственные проекты, я много занимаюсь пластическим театром. Даже Станиславский, написав свою систему, в конце жизни сказал, что это дерьмо, и надо бы её переработать. Так что, чтобы преподавать, нужно быть в форме, постоянно учиться чему-то новому и не выпадать из ритма театральной жизни ни на минуту.













Анна Новгородова

Анна Новгородова

Войти с помощью:

Подпишитесь на рассылку "Еженедельные Новости"

* = поле обязательно

 

Сентябрь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30