Кому стоит выбирать Петербург?

Мар 22, 2012 by     Posted under: Карьера

Карьеристам трудно выжить в Петербурге. Чтобы сделать карьеру, приходится урезать зарплатные ожидания и соглашаться на медленный рост. Таково сегодня самое распространенное мнение среди молодых менеджеров и экономистов. И, конечно, оно взято не с потолка – карьеристам в Петербурге действительно приходится не сладко. Однако изменится ли ситуация в будущем? Об этом мы поговорили с начальником аналитического отдела инвестиционной компании БФА – Денисом Деминым.


Часть 1. Развитие существующих компаний

Денис: Беспокоиться о перспективах занятости студентам в Петербурге не стоит. Уже сейчас происходит быстрый рост компаний, присутствующих на рынке Петербурга; правда, по большей части, производственного сектора. Существуют определенные кластеры, в которых будет развиваться производство: автомобилестроение (оно пока не вышло на проектные мощности, и будет привлекать многочисленных специалистов), энергетическое машиностроение (компания «Силовые машины» значительно расширит мощности при переезде в Колпино, построив в том числе завод по производству силовых трансформаторов вместе с корпорацией Toshiba), судостроение (где в преддверии бума госзаказов происходит консолидация судостроительных активов на базе Объединенной судостроительной компании).
Заводы предоставляют рабочие места не только рабочим и техническому персоналу. Для менеджеров и экономистов это тоже открывает новые перспективы. Плюс, в каждом из этих направлений, вокруг завода может «накручиваться» целая инфраструктура: аналитические конторы, логистические фирмочки,  субконтрактники итд.
Из непромышленных секторов стоит отметить IT сектор, на развитие которого город также сделал ставку. Однако вообще IT сложно привязать к конкретному городу. Эта отрасль традиционно привязывается не к инфраструктурным центрам или географическому рынку сбыта, а к источникам кадров. Именно в этом заключается основное преимущество Петербурга для IT: кадры в Питере очень сильные. Причина этого кроется в специфике отрасли. В IT-отрасли очень тесная смычка между образованием и работой. В Петербурге же как раз сильны и математическая, и программистская школы. Поэтому компании, которые работают в сфере офшорного программирования и смотрят на город как на источник кадров, найдут в Питере все, что ищут.
В довесок к перечисленным отраслям, можно добавить развивающийся в городе фармацевтический кластер. Современная фармацевтика – высокотехнологичная отрасль, а проекты в ней предполагают  активное привлечение западных партнеров и инвесторов.

HSM: Если просмотреть список промышленных отраслей, можно подумать, что развитие экономики и бизнеса в городе будет базироваться исключительно на государственной инициативе. Получается, что Петербург будет расширяться исключительно благодаря госзаказу?
Денис: Не все. Автомобилестроение, например, приходит в страну исключительно за рынком сбыта, за потребительским спросом. Судостроение – да, это чистый госзаказ (прежде всего «оборонка») плюс заказ сырьевых монополий, также контролируемых государством. Какую отрасль не возьми – никуда не деться от влияния госполитики. Например, финансовую отрасль в Петербурге. Город крупный, в нем присутсвует и ряд местных банков. Но в России развитость финансового сектора диктуется распределением полномочий между городами и пока абсолютное большинство решений принимается в Москве, там же будут сосредоточены финансовые потоки, и там же будет в первую очередь сфокусирована активность финансового сектора.  Без изменений в системе госуправления эта ситуация не изменится, и вес Петербурга в финансовом секторе не возрастет.
Естественно, какая-то часть денежных  потоков переместится в Петербург вслед за приходом в город «Газпром нефти». Появится кое-какой консалтинг. Но в основном эти изменения обусловлены внутренней диверсификацией «Газпрома» и личной заинтересованностью компании, нежели повышением инвестиционной привлекательности Петербурга.

Часть 2. Появление новых отраслей в Петербурге.

Денис:
Переход отрасли в новую географическую локацию – процесс постепенный и системный. И он должен иметь причины. Например, роль Петербурга в сырьевом секторе и промышленности будет расти по мере увеличения  транспортных мощностей и транспортного потенциала города. Причина этому проста – особое географическое положение города. Расположение Петербурга как транзитного города (с наличием в его регионе портов, международных автомагистралей,  нефте- и газопроводов и т.д.) вообще один из мощнейших плюсов для экономики города. Поэтому в Петербурге должно развиваться все, что связанно с таким особенным статусом города – транзитного пункта.
Что придет «с нуля», из не столь очевидного? Например, в Петербурге создается нефтяная биржа, которая должна стать основным ценообразующим центром  топливного рынка страны. По меркам Петербурга это может внести значительный вклад в развитие финансового сектора. Однако это ни в коем случае не создаст достаточных причин для перехода финансового сектора в Петербург, превращения города в «финансовую столицу».

HSM:
То есть в городе не следует ожидать появления крупных инвестиционных банков, таких как «Тройка Диалог»?
Денис: В строгом смысле этого слова, своих инвестиционных банков у нас в стране фактически нет. Инвестиционные банки, которые занимаются привлечением финансирования и сделками M&A – это достаточно свободная ниша в России. По разным причинам. Их функции частично выполняются традиционными банками, частично – компаниями-консультантами. Возвращаясь к «Тройке Диалог»  - компания недавно фактически прекратила самостоятельное существование, была приобретена «Сбербанком», и скоро сменит название. «Ренессанс капитал» по итогам кризиса приобрел стратегического инвестора в лице бизнесмена М.Прохорова, и окончательная конфигурация бизнеса этой группы также еще не до конца понятна. Да и общая мировая тенденция сегодня на стороне сращивания инвестиционных банков с традиционными коммерческими банками. Бума инвестбанков в чистом виде не стоит ожидать в скором времени ни и в Петербурге, ни в мире. Есть определенные услуги, которые в России предлагаются потребителям достаточно широко: доверительное управление активами, брокерские услуги; есть консалтинг, который пока довольно хаотично представлен на инвестиционном рынке. Но я бы не сказал, что финансовая индустрия стоит на пороге подъема.
Перераспределения традиционного финансового сектора между Петербургом и Москвой за счет появления новых банков тоже не будет. В России сейчас имеет место обратная тенденция – консолидация банковского сектора. Сокращение количества банков, усиление конкуренции, борьба за клиента. Интересный для банков клиент (по вышеуказанным причинам) сосредоточен в первую очередь в столице. Повторюсь, Москва – центр принятия решений на государственном уровне, аккумулирует большую часть денежных потоков страны. Даже численность так называемого «среднего класса», на который и делает акцент современный бизнес в своей клиентской политике, в Петербурге абсолютно несопоставимо с Москвой. Поэтому преимуществ у Северной столицы в этом смысле не может быть никаких. Тенденция обратна: петербургские компании всеми правдами и неправдами пытаются проникнуть в Москву. Питерский рынок непропорционально маленький – то есть, не смотря на то, что население здесь лишь вдвое меньше, интересные сегменты рынка могут различаться по емкости в десятки раз.


Часть 3. Самые перспективные специальности будущего

Денис:
С точки зрения нужд реальных секторов промышленности, которые развиваются в Питере, будут востребованы  инженерно-экономические специальности. То есть уже требуются специалисты под задачи планирования и реализации инвестиционных проектов, экономического обоснования вложений, к которым не подступиться без знания специфики отрасли. И стоит отметить, зачастую нужны скорее инженеры-экономисты, чем экономисты-инженеры. Большую проблема для реальных отраслей представляет слабая компетенция технических специалистов в финансовом планировании, в проектно-инвестиционной работе. С другой стороны, «чистые» экономисты не всегда понимают специфику той или иной отрасли.

HSM:
Не консультанты и не бухгалтера?
Денис: Нет, ни те, ни другие. Отдельно стоит отметить, что потенциал повышения эффективности процессов в такой сфере, как бухгалтерский учет, достаточно велик. Это значит, что по мере автоматизации, аутсорсинга и общего увеличения эффективности процессов, бухгалтеров  потребуется значительно меньше, чем сейчас. Если говорит о традиционных финансовых специальностях, больших надежд на Питер возлагать не стоит.

HSM:
Возможен ли сегодня такой карьерный рост, как в нулевых, когда за один месяц из-за нехватки кадров можно было пройти путь от аналитика до начальника отдела?
Денис: Ситуация в вышеперечисленных промышленных кластерах иногда мало чем отличается от нулевых. Мне известен не один пример, когда молодые люди получают большие должности из-за нехватки актуальных навыков у претендентов более старшего возраста. Например, знание английского языка, владений современными информационными технологиями. Но это касается скорее «инженеров-экономистов». Финансовых аналитиков же довольно много для существующего в городе числа позиций, и, устраиваясь на позицию аналитика, начальником отдела вы можете стать не скоро. Два года – это еще оптимистичный вариант. В этом сегменте в пределах Петербурга  можно рассчитывать на медленный карьерный рост. В основном аналитики растут «вбок», переходя в смежные сферы деятельности или уезжая в столицу.

HSM:
Чем хороши большие консалтинговые компании, такие как McKinsey, BCG и инвестиционные банки?
Денис: Места эти хороши тем, что дают универсальный опыт, который применим как в России, так и за границей – человек попадает в отлаженную структуру с четкими правилами игры. После консалтинговых компаний такого уровня можно нормально устроиться в любую другую компанию. Хороший практический опыт и перспективы – за этим и идут. Что касается международных инвестбанков – их штатная численность даже в Москве очень мала. Тех же аналитиков в столичном офисе крупнейшего западного инвестбанка могут быть единицы. Есть определенные категории должностей с большой ротацией, но говорить, что это большой сегмент рынка, я бы не стал. Надо понимать, что многие компании реального сектора за хороших специалистов готовы платить не меньше, а то и больше, чем банки и инвестиционные компании. Большая зарплата банкиров в нашей стране – скорее стереотип, чем догма.

HSM:
Какая стратегия, на Ваш взгляд успешнее: начать свой карьерный рост в России, или начать его за рубежом, и вернуться в Россию лишь несколько лет спустя?
Денис: Даже если говорит об управлении проектами в промышленности, где требуется знание западных программных продуктов, понимание западного стиля управления, организации процессов, – опыт работы за рубежом является несомненным плюсом. Спрос на компетенции в западных технологиях управления особенно высок среди компаний машиностроения. В государственном управлении на это тоже теоретически есть спрос. Но карьера в 90% случаев зависит прежде всего от того, насколько хорошо вы умеете трудиться.













Анатолий Вайнштейн

Анатолий Вайнштейн Мне 28 лет. Мой мейл: toly.weinstein@gmail.com. Пишу для журнала HSM уже 1,5 года.

Войти с помощью:

Подпишитесь на рассылку "Еженедельные Новости"

* = поле обязательно

 

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031