Стихийная благотворительность

Авг 15, 2012 by     Posted under: На практике

 

Буквально несколько месяцев назад один из моих самых любимых (и очень уважаемых) журналов предложил для чтения статью под названием типа «100 человек, изменивших Россию в 2011 году» или наподобие этого. Независимо от названия речь в статье шла о людях, которые за прошлый год сделали что-то значительное для страны, будь то судьбоносное заявление или маленький, но добрый поступок. Этих людей журналист, написавший статью, разделил на группы в соответствии с их сферой деятельности – политика, искусство, спорт и что-то там еще.

В одной из сфер было написано про интернет-проект, организаторы которого по сути создали информационный портал для проведения благотворительных акций. Схема очень проста – есть инициатор, он описывает ситуацию и указывает то, что может быть необходимым в данном случае. Люди, обладающие нужными ресурсами (ну или временем, если речь идет о физической помощи) откликаются на информацию, организуются и, собственно говоря, делают дело. При этом акции (как называют эти мероприятия организаторы) могут быть совершенно разными – можно просто отвезти на машине детские вещи в многодетную малообеспеченную семью, можно разрисовать стены в спальне ребенка, больного полиомиелитом, а можно собрать компьютеры в детский дом для обучения воспитанников.

Вплоть до этого момента я жила с мыслью о том, что любую благотворительность и волонтерство должен курировать руководитель, или например, государственная организация. Мне казалось, что есть только одна дорога, если ты хочешь приносить пользу – вступить в НКО типа GreenPeace и WWF и уже, когда у тебя будет возможность подписываться их именем, ты сможешь делать добрые вещи. Я была уверена, что если ты просто сидишь дома в квартире и хочешь приносить пользу здесь и сейчас, то у тебя ничего не получится. Ведь в одиночку ты ни на что не способен.

Оказалось, очень даже способен. Пожалуйста, предложи акцию, единомышленники обязательно найдутся, в течение вечера вы продумаете план действий, а уже завтра можно начинать что-то делать.

Именно тогда я впервые столкнулась с особой формой благотворительности и волонтерства. Думаю, самым верным будет назвать это стихийной благотворительностью – чаще всего люди случайно находят этот сайт, читают истории о том, что уже сделано, вдохновляются, а потом думают «ага, а у меня в соседнем дворе нет детской площадки, и дочка моих соседей все время бегает непонятно где с другими детьми, а ведь это не безопасно… А почему бы…» и руки сами начинают печатать пост.

Стихийное волонтерство появляется тогда, когда люди осознают, что если этого не сделают они, то уже никто не сделает. Это подтверждает один из фундаментальных законов психологии, который говорит о том, что стремление помочь ближнему у человека возрастает в разы, когда он четко понимает, что кроме него помочь некому. Так и здесь – ведь в идеале вопросами социальной сферы (поддержка многодетных семей, строительство детских площадок, покупка техники для поддержки образования) должно заниматься государство. Но сегодня в России видимо все окончательно признали, что государство на такие вещи не способно.

Я обдумала тогда эту тему и спокойно забыла про нее, и наверное очень долго не вернулась бы к ней, если бы не Крымск.

На мой взгляд, все, что произошло в социальных сетях по поводу трагедии на Кубани, еще раз доказывает тот самый фундаментальный закон. Такого общественного резонанса ни одна трагедия в нашей стране еще не вызывала, такого поведения у россиян я не наблюдала никогда в жизни. Поразительно, но бедствие объединило, казалось бы, так сильно разрозненных граждан в прошлом великой страны – сотни людей сорвались с места и уехали на место бедствия, везде организовались центры сбора гуманитарной помощи. Буквально за пару суток смытый город превратился в снующий муравейник, где каждый выполнял какую-то свою работу и чувствовал себя нужным.

Так вот. Возвращаясь к стихийному волонтерству.

Искренне хочется верить, что это станет лекарством для нашей страны, где все уже разучились верить в честность, в государство, в успех, в развитие. Совместное выполнение добрых дел объединяет, потому что ты чувствуешь себя частью чего-то великого.

Чем меньше государство будет выполнять свои социальные обязанности перед гражданами, тем больше будет возрастать феномен российской стихийной благотворительности – такого формата волонтерства нет ни в одной стране мира. За границей волонтеров курируют организации и государственные учреждения, акции согласовываются с администрацией городов, а все волонтеры имеют личное дело и проходят несколько собеседований, интервью и психодиагностику.

Но это то, что касается моих оптимистических надежд. А боюсь я вот чего – Крымск показал мне также и вторую сторону медали, когда в разрушенный стихией город приезжали люди, которые настолько хотели помочь, что их стремление пересекалось с отчаянием. Один мой знакомый врач сказал мне, что донорство – это наркотик. Если ты сдал кровь один раз, то ты будешь хотеть сделать это еще и еще раз. Я тогда посмеялась, но смеяться перехотелось после того, как пообщалась с людьми, сдававшими кровь более 10 раз за последние три года. Может ли так получиться и с волонтерством? Может ли оказаться, что человек будет видеть в волонтерстве возможность быстро искупить свои грехи? Станет ли это модой, бездушной деятельностью? А стоит ли об этом вообще задумываться – нам ведь нужен результат, а не внутреннее состояние человека и его мотивы. Или не только результат?

Я знаю однозначно, что в волонтерстве и благотворительности должна быть душа. Это дает мне надежду на то, что все изменится к лучшему в нашей стране, а значит, и в мире.













Ирина Шубина

Ирина Шубина

Войти с помощью:

Подпишитесь на рассылку "Еженедельные Новости"

* = поле обязательно

 

Сентябрь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30